Словарь языкового расширения Солженицына

Словарь языкового расширения Солженицына: на основе устаревших слов русского языка для их оживления и его обогащения.
> Солженицынский словарь
Общеславянские корни: А | Б | В | Г | Д | Е, Э, Ѣ | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У, Ѫ | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ю, Ѭ | Я, Ѩ
Исконные слова: А | Б | В | Г | Д | Е, Ё | Ж | Щ | Ъ, Ы, Ь | Э | Ю | Я
Иноязычные заимствования: А | Б | В | Д | Е | Ж | Щ | Э | Ю | Я
Словари: Библиографии: Этимологические Толковые Диалектные Исторические Нормативные Термины
Словари на сайте: Фасм. | Цыг. | Шан. | Сем. Даль | Ожегов Арх. | Новг. | Пск. | СРНГ Академии Лопатин | Тихонов Нефтегаз | Промбез | IT | ГИС
Лучший способ обогащения языка - это восстановление прежде накопленных, а потом утерянных богатств. (А.И.Солженицын)

Ру́сский слова́рь языко́вого расшире́ния — книга известного писателя Александра Исаевича Солженицына. Деятельность писателя оценивается в обществе диаметрально - поэтому здесь не выносится ее оценка, а лишь представляется очень полезный труд по обогащению русского языка.

В словаре собраны редкие и малоупотребительные слова (значительная их часть взята автором из Толкового словаря живого великорусского языка В. И. Даля), которые, по мнению Солженицына, незаслуженно забыты и могут вернуться в активный словарный запас сегодняшних носителей языка.

«Словарь языкового расширения» означает собрание слов, смежных с обычно употребляемым языковым объёмом, но по разным причинам из этого употребления выпавших. Задача «Словаря» — напомнить о них, то есть о «живом в нашем языке», по выражению А. И. Солженицына

Следует заметить, что в своём предисловии Александра Исаевич использовал некоторые слова, которые другие писатели мало используют или вообще не используют. Может быть, они как раз и были взяты из этого фонда незаслуженно забытых слов. Может быть, писатель создал их самостоятельно. Это слова: внимчиво, холостящий, иссушительный, затёртость. Некоторые из этих слов известны всем, но почти не используются, а Александр Исаевич, к тому же, использовал их не просто в традиционных, а в редких сочетаниях.

Издания Солженицынского соваря расширения:

  1. Первое издание — Солженицын А. И. Русский словарь языкового расширения. — М.: Наука, 1990. — 272 с. — ISBN 5-02-011076-0.
  2. Солженицын А. И. Русский словарь языкового расширения. — 2-е изд. — М.: Голос, 1995. — ISBN 5711703161.
  3. Солженицын А. И. Русский словарь языкового расширения. — 3-е изд. — М.: Русский путь, 2000. — 280 с. — ISBN 5-85887-071-6.
  4. Издавался также в Верхне-Волжском книжном издательстве, Ярославль.
  5. Фрагменты «Русского словаря языкового расширения» публиковались также в составе IV тома «Раковый корпус» Малого собрания сочинений (М.: ИНКОМ НВ, — 1991. С прил. фрагм. 460 с. Изд. в серой обложке — ISBN 5-85060-036-1).

Разделы страницы о Словаре Солженицына:


Предисловие автора (концепция словаря)

Солженицынский словарь языкового расширения

С 1947 года много лет (и все лагерные, так богатые терпением и лишь малыми клочками досуга) я почти ежедневно занимался обработкой далевского словаря — для своих литературных нужд и языковой гимнастики. Для этого я сперва читал подряд все четыре тома Даля, очень внимчиво, и выписывал слова и выражения в форме, удобной для охвата, повторения и использования. Затем нашёл эти выписки ещё слишком громоздкими и стал из первой выжимки вытягивать вторую, а затем из второй третью.

Вся эта работа в целом помогла мне воссоздать в себе ощущение глубины и широты русского языка, которые я предчувствовал, но был лишён их по своему южному рождению, городской юности, — и которые, как я всё острее понимал, мы все незаслуженно отбросили по поспешности нашего века, по небрежности словоупотребления и по холостящему советскому обычаю. Однако в книгах своих я мог уместно использовать разве только пятисотую часть найденного. И мне захотелось как-то ещё иначе восполнить иссушительное обеднение русского языка и всеобщее падение чутья к нему — особенно для тех молодых людей, в ком сильна жажда к свежести родного языка, а насытить её — у них нет того многолетнего простора, который использовал я. И вообще для всех, кто в нашу эпоху оттеснён от корней языка затёртостью сегодняшней письменной речи. Так зародилась мысль составить «Словарь языкового расширения» или «Живое в нашем языке»: не в смысле «что живёт сегодня», а — что ещё может, имеет право жить. С 1975 года я для этой цели заново стал прорабатывать словарь Даля, привлекая к нему и словный запас других русских авторов, прошлого века и современных (желающие могут ещё многое найти у них, и словарь значительно обогатится); также исторические выражения, сохраняющие свежесть; и слышанное мною самим в разных местах — но не из штампов советского времени, а из коренной струи языка.

Лучший способ обогащения языка — это восстановление прежде накопленных, а потом утерянных богатств. Так и французы в начале XIX века (Ш. Нодье и др.) пришли к этому верному способу: восстанавливать старофранцузские слова, уже утерянные в XVIII веке. (Но нельзя упустить здесь и других опасностей языку, например, современного нахлына международной английской волны. Конечно, нечего и пытаться избегать таких слов, как компьютер, лазер, ксерокс, названий технических устройств [хотя в некоторых славянских языках имеются удачные и прижившиеся их аналоги, например, в чешском компьютер - вычитач, т.е., подсчётчик]. Но если беспрепятственно допускать в русский язык такие невыносимые слова, как «уик-энд», «брифинг», «истеблишмент» и даже «истеблишментский» (верхоуставный? верхоуправный?), «имидж», — то надо вообще с родным языком распрощаться [а есть и ещё худшие внедрения, например, "биеннале" вместо уже родной "конференции"]. Мои предложения могут и не быть приняты, но не защищать язык по этой линии мы не можем. Другие, ещё далевские, предложения о замене слов [очень интересно - каких?], не все привившиеся, я привожу, однако, как напоминание, с оговоркой «иногда можно сказать» — хотя бы для редких случаев, хотя бы в художественных произведениях.)

Итак, этот словарь ни в какой мере не преследует обычной задачи словарей: представить по возможности полный состав языка. Напротив, все известные и уверенно употребительные слова отсутствуют здесь. (С общими словарями неизбежны перекрытия только, когда прослеживаются оттенки значений.) Тут подобраны слова, никак не заслуживающим преждевременной смерти, ещё вполне гибкие, таящие в себе богатое движение — а между тем почти целиком заброшенные, существующие близко рядом с границей нашего изношенного узкого употребления, — область желанного и осуществимого языкового расширения. Также и слова, частично ещё применяемые, но всё реже, теряемые как раз в наше время, так что им грозит отмирание. Или такие, которым сегодня может быть придано освежённое новое значение. (И, например, с удивлением мы можем обнаружить среди исконных давних русских слов кажущиеся новоприобретения современного жаргона — как зырить, кунять, надыбать, заначить, с кондачка и др.) Стало быть, этот словарь противоположен обычному нормальному: там отсевается всё недостаточно употребительное — здесь выделяется именно оно. Словарь составлен не по привычным нормам, и я не претендую ни на какую научность отбора. Этот словарь имеет цель скорее художественную.

Повышенное внимание я уделял наречиям и отглагольным существительным мужского и женского рода, ценя их энергию. Я опирался на личное языковое чутьё, примеряя, какие слова ещё не утеряли своей доли в языке или даже обещают гибкое применение. И когда таким словом я находил областное, старинное или церковное — я и включал его, часто без ограничительной ссылки: по их неутерянной выразительности такие слова имеют достоинство к жизни и распространению. К тому же у Даля областные указания естественно неполны: он указывает губернию, где достоверно слышал, однако слово живёт и в других областях, я обнаруживал такие случаи. А в наше время смешения населения тем более решает не локализация слова, но качество его. (Да ведь какому слову как повезло: попробуйте сейчас впервые изобрести слово «путе-шествие» — вас засмеют, что это напыщенно и искусственно.) В этом словарном расширении мы встречаем слова сотен новых оттенков, непривычного числа слогов и ещё никем не употреблённых рифм.

В соответствии с такой задачей словаря многие слова и вовсе не объясняются тут или только подсказывается мысль о возможном их применении. Многие разъяснительные примеры дословно взяты из Даля. В некоторых случаях объяснение не дано для большей свободы использования, простора воображения. Если читатель затрудняется — он может взять справку из большого систематического словаря, принцип же нашего словаря — лишь отбор. Если слово, взятое у писателя, даёт возможность и иных, чем у него, толкований — я не даю никаких, оставляя многозначность. Иногда я предлагаю истолкования, более применимые сегодня, чем полвека назад. (Например, у Даля «заимословие» объясняется как иносказание, а сегодня это скорей: перенятое у кого-то выражение или пользование речевыми стандартами.) Иногда здесь — форма усвоения иностранного слова (организовка, протестный).

Читатель не найдёт здесь и полноты грамматического аппарата. Грамматические категории слов, для сокращения объёма, указаны далеко не везде, а лишь где мне это казалось нужным в пособленье. Род существительных большей частью самопонятен, наречия отмечены чаще, по их непривычности. Глаголы не всегда приводятся в паре (несовершенный и совершенный вид), иногда только один из пары или объясняется только один из двух — который я нахожу более выпуклым, выразительным.

Словари, построенные на крупных гнёздах, как далевский, уже поэтому обречены пренебрегать алфавитом (облекать — оболоконце). Но и как будто строго алфавитные словари (как 17-томный академический 50-х годов) всё же допускают в себе малые гнёзда, а значит, уже небольшие отступления от алфавита. Да и выбор, что́ принять в основу гнезда (здесь — часто глагол), — меняет расположение слов внутри него. Значительные алфавитные шатания могут вызываться и пропуском буквы в приставке: об(о), в(о)з. Графически я не выделял гнёзд, в этом словаре не имело бы смысла: чаще всего основообразующее слово здесь вовсе пропущено, а лишь приведены производные — несколько или только даже одно, и весь словарь течёт как череда расчленённых словесных единиц, где производные равноправны с исходными. Но, следуя Далю, я располагал рядом с глаголами некоторые производные от них глаголы с приставками (собранные вместе, они более наглядны), наречия от основного слова, производные формы со сменой коренной гласной или слова, присоединяемые по ассоциации, по противоположности — для углубления впечатления. Чаще бывает важнее стык и последовательность по взаимной связи соседних слов. Таким образом, предлагаемый словарь предназначен не для розыска по алфавиту, не для справок, а для чтения, местами подряд, или для случайного заглядывания. Нужное слово может быть найдено не строго на месте, а с небольшим сдвигом. Иногда глагол с приставкой может встретиться и по корню, и по приставке: для подобного словаря я не видел беды в таком повторении.

Но даже если бы этих присоединений не делать — строго алфавитного порядка не получилось бы ещё из-за колебаний между этимологическим и фонетическим принципами. (А устойчивость достижима только на двух крайних полюсах.) В настоящее время советские грамматисты сильно склоняют написание в сторону принципа фонетического. Мне уже пришлось писать в другом месте, что этот принцип имеет пределы, до конца фонетические приёмы не могут быть употреблены, ибо затемняется смысл слов [как в белорусской нынешней орфографии]. Ведь мы всё же не пишем «зделать» [или «здать»], «оптереть», «расскащик», «объещик». Или, например, принято бестолковый, но без толку — а фонетической ведь разницы никакой ["безтолковый", как писали раньше - более верный вариант]. Произношение ещё и меняется от времени или от местности. (Напротив, этимологический принцип, вероятно, мог бы быть выдержан вполне последовательно, хотя это затруднило бы чтение и письмо для недостаточно грамотных.)

Спор между этими принципами ярко сказывается, например, в написании приставок без-, воз-, из-, раз- перед глухими звуками (перед звонкими спора нет). Тут последовательно фонетический принцип очень гасит смысл слов, таких как изсекать, изскакать, изспела, изстараться, изстружить, черезсильный, безкабальный, безссорный, безсоветный (да и безклассовый), низсылал, возсылать, близтекущий. Проблема должна быть решена как-то промежуточно, так решал её и Даль. Предлоги на «-з» он пишет как «-с»: перед к, и, т, ф, х, и, ч, ш, щ (но «без» часто сохраняя и перед ними), однако очень держится за сочетание «зс» — для этимологической ясности. На каком-то промежуточном решении пытался удержаться и я: всегда стараясь отчётливо выразить смысл слова, но и не вызывающе расходясь с фонетикой. (Всё же «к» я считал наименее глухим из трёх глухих взрывных «п», «т», «к».) Но и в парных сочетаниях «зс» или «сс», «зк» или «ск», «зт» или «ст», «зх» или «сх» — выбор приходилось делать каждый раз так, чтобы не погас точный смысл слова, в зависимости от привычности или редкости его. Разумеется, все такие решения приняты субъективно, и я не настаиваю на них. Тут надо искать достойное равновесие, и я не утверждаю, что его нашёл.

Часто Даль даёт яркие слова — походя, не на своём месте, где они должны бы стоять (например, беспокидно), а на месте — не даёт их, я пытался некоторые возвращать в алфавит, как и некоторые слова из крупных гнёзд, если они сильно отскакивают по смыслу.

Написания «ъи» и «ы» считаю равноправными (безъизгибный, безызгибный), пользуюсь обоими. [Первый вариант более правильный, т.к. произносится именно "и".] (Но они не везде тождественны, в частных случаях возможно предпочтение.) Написания в существительных на «-ник» и «-ниик» я избирал в каждом случае на пригляд к слову.

Если слову даётся объяснение или подбор синонимов, то: через тире в случаях более прямого соответствия; при помощи скобки, когда объяснение более косвенно.

Изредка смею взять на себя перенос ударения или его двоение (в I-II изданиях Даля бывают ошибки). Слова, прямо относящиеся к лошадям, и некоторые примеры бранных выделены в приложение.

При составлении словаря мне много помог мой младший сын Степан. Сердечно благодарю Елену Дорман за огромный труд по набору этого словаря. А. Солженицын 1988

Источники

Ссылки в сети на словарь Солженицына и его обзоры:


Главная
О русском языке | Русские словари (библиография) | Русские словари (архив) | Русская орфография (трудности)
Другие словари: Праностратический | Праиндоевропейский | Праславянский | Иностранные | Терминологические

© «Slovorod.ru», Игорь Константинович Гаршин, 2012. Пишите письма (Письмо Игорю Константиновичу Гаршину).
Страница обновлена 08.08.2018
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика